Содержание договора хранения


Содержание договора хранения. По реальному договору хранения хранитель обязывается хранить переданную ему вещь, обеспечивая ее сохранность. Осуществляя ранение, хранитель должен уберечь вещь от воздействия вешних факторов, в качестве которых могут выступить неблагоприятные погодные условия, сырость в помещениях. В ячестве таких факторов может выступить также противофазное воздействие людей, могущих повредить (уничтожить) имущество, похитить его, чему должен противостоять хранитель.

Конкретный объем обязанностей хранителя будет зависеть от того, является ли он бытовым или профессиональным хранителем, оговорены или не оговорены поклажедателем те или иные условия хранения и свойства вещей, передаваемых на хранение. Возмездность или безвозмездность договора для определения круга обязанностей хранителя не будут иметь решающего значения, поскольку все его затраты в любом случае должны будут компенсироваться, однако в случае спора, суд при безвозмездном характере договора должен иметь больше оснований, чтобы склониться к тому, что особые условия хранения не оговаривались.

Хранитель обязан принять все предусмотренные договором меры к обеспечению сохранности переданной ему вещи (п.1 статьи 775 ГК РК). Договор, таким образом, является основным руководством для хранителя, и именно он позволяет учесть объем реальных (фактических) потребностей поклажедателя в услугах по хранению.

Если договором те или иные меры (обязанности хранителя по их проведению не оговорены, но тем не менее они являются необходимыми, исходя из обстановки, то хранитель обязан предпринять их тоже.

Когда хранитель принял вещь на хранение безвозмездно и совершение определенных действий по уходу не было оговорено сторонами, хранитель должен проявлять в ее отношении заботливость обычного хозяина, то есть заботиться о ней так, как он бы обычно заботился о своей вещи.

При профессиональном хранении, когда условия хранения подробно не оговорены в договоре, хранитель должен руководствоваться соответствующими обычаями делового оборота (если они имеются). К профессиональному хранителю уже могут быть предъявлены требования, чтобы при приеме на хранение тех или иных вещей он самостоятельно учитывал их свойства и предпринимал соответствующие меры. Исключение и в этих случаях будут составлять особые (нетипичные) свойства вещей, о которых не мог знать даже профессиональный хранитель.

Все хранители независимо от того, бытовые ли они хранители или профессионалы, должны соблюдать установления публичного порядка, соблюдение или несоблюдение которых может оказать воздействие на сохранность вещи. Речь идет о разного рода нормативах, соблюдение которых требуется отраслевыми законодательствами. В частности, всем гражданам необходимо соблюдать требования органов Агентства Республики Казахстан по чрезвычайным ситуациям, касающиеся обеспечения пожарной, сейсмической безопасности, требований, направленных на предотвращение аварий на предприятиях. Органы санэпидемнадзора Комитета по здравоохранению устанавливают соответствующие санитарно-эпидимиологические требования. Субъекты, не обеспечившие соблюдение такого рода требований, вследствие чего произошли повреждение либо гибель вещей, будут нести за это ответственность перед поклажедателями.

Когда у хранителя происходят те или иные события, он занимается ремонтом помещений, меняет помещение, в котором он ранее находился, или же условия хранения вещи меняются вследствие каких-либо природных, техногенных явлений и т. д., хранитель должен предпринять текущие меры для обеспечения сохранности вещи. Также хранитель обязан незамедлительно уведомить об изменении условий хранения поклажедателя и дождаться его ответа. Если же реальная опасность утраты или повреждения вещи уже наступила, в этих случаях он обязан изменить предусмотренные договором способ и место хранения, не дожидаясь ответа поклажедателя.

Если же несмотря на предпринятые меры, вещь все же подверглась порче либо возникли другие обстоятельства, не позволяющие обеспечить ее сохранность (например вышли из строя вентиляционные системы, вещь требует при хранении постоянной вентиляции, а хранитель не имеет возможности восстановить указанные системы), и принятия мер со стороны поклажедателя ожидать нельзя, хранитель вправе реализовать вещь или ее часть с возмещением своих расходов по хранению и реализации. В период держания вещи в качестве хранителя, он обязан воздерживаться от пользования вещью. Возможность хранителя пользоваться вещью может быть предусмотрена договором хранения. Предоставление хранителю права пользования вещью в некоторых случаях будет заменять денежную оплату за хранение. Хранитель имеет право пользоваться вещью, если это необходимо для обеспечения ее сохранности.

Поскольку хранитель не приобретает вещных прав на имущество (вещи), переданное ему на сохранение, то не встает и вопрос о разделении между собственником и им плодов (приращения) и доходов, полученных от хранимых вещей. Одновременно с возвратом вещи хранитель обязан передать плоды и доходы, полученные за время хранения. Иное может предусматриваться договором, плоды и доходы во многих случаях вполне заменят обычное вознаграждение за хранение и смогут возместить расходы хранителя, если только на этот счет будет достигнуто соглашение сторон.

Хранитель по общему правилу обязан исполнять свои обязанности лично. Если иное не предусмотрено законодательными актами или договором, он не имеет права передавать вещь на хранение третьему лицу без согласия поклажедателя. Случай, когда хранитель по закону может возложить обязанность по хранению на третье лицо, предусматривается, на наш взгляд, ранее упоминавшейся Инструкцией о порядке и условиях хранения арестованного имущества. Судебный исполнитель, арестовав имущество и не будучи его собственником в период до исполнения судебного решения, обязан обеспечить его сохранность (он хранитель по закону, надо так трактовать его положение, чтобы соблюсти интересы собственника и обеспечить его права, если судебное решение будет отменено и имущество должно возвращаться).

Если в действиях судебного исполнителя имелись виновные противоправные действия, вследствие которых сохранность имущества вещей не была обеспечена, он будет нести за это ответственность. В то же время вполне понятно, что судебный исполнитель не может своими действиями обеспечить сохранность имущества. Он обязан на основании договора хранения, где он выступает в качестве поклажедателя, передать имущество в виде совокупности отдельных вещей (по описи) третьему лицу (п. 3 инструкции).

Без согласия поклажедателя хранитель имеет право передать вещь на хранение третьему лицу, если в этом возникла необходимость в интересах поклажедателя и хранитель лишен возможности получить его согласие. О передаче вещи третьему лицу хранитель обязан незамедлительно уведомить поклажедателя.

Во всех случаях хранитель отвечает за действия третьего лица, которому он передал вещь на хранение.

Вещь должна быть возвращена хранителем поклажедателю в том состоянии, в котором она была принята на хранение. Допускается учитывать лишь естественное ухудшение либо естественную убыль вещей.

Хранитель имеет право требовать выплаты ему вознаграждения, если оно предусматривается договором, законодательством либо обязанность его выплаты вытекает из существа обязательства. Помимо этого хранитель (во всех случаях) имеет право требовать расходов на хранение и иных понесенных в связи с ним необходимых расходов.

Отличие консенсуального договора хранения по правам и обязанностям хранителя (хранителем в котором является субъект предпринимательской деятельности) от реального договора заключается в том, что хранитель обязан принимать вещь на хранение в соответствии с условиями договора. Эта обязанность может конкретизироваться указанием на количество вещей, подлежащих приему, сроки, в которые они должны приниматься, а также действия, которые должны совершаться хранителем при приеме вещей на хранение.

Хранитель по консенсуальному договору хранения неся обязанность по приему вещи на хранение, не наделяется правом требовать передачи вещей ему на хранение, если поклажедатель откажется от договора, не приступив к его исполнению.

Выше мы упоминали об учете интересов хранителя по консенсуальному договору хранения. Он выражается в том, что хранитель в таких случаях приобретает право требовать от поклажедателя возмещения убытков, причиненных в связи с несостоявшимся хранением, если иное не предусмотрено законодательными актами или договором.

Поклажедатель, однако, будет освобождаться от ответственности за не передачу вещи на хранение, если заявит об отказе от услуг хранителя в разумный срок. Под разумным сроком будет пониматься период времени достаточный .для того, чтобы хранитель мог предпринять меры для предотвращения грозящих ему убытков. На практике определение такого разумного срока, безусловно, встретит серьезные трудности.

Хранитель, которому вещь не передается на хранение своевременно, приобретает право отказа от принятия вещи. Когда конкретный срок передачи вещи на хранение не определен, хранитель может отказаться от принятия вещи на хранение по истечении тридцати суток с момента заключения договора.

Хранитель, который осуществляет хранение в силу своей предпринимательской деятельности, не вправе отказать в принятии вещи на хранение при наличии технических возможностей, если иное не установлено законодательными актами.

Обезличенное, или по-другому, иррегулярное хранение (происходит от латинского deposition irregulare , что означает необычная, ненормальная поклажа) также влияет на изменение содержания договора. При хранении индивидуально-определенных вещей хранитель должен содержать их так, чтобы в любой момент отделить их от остальных вещей и возвратить поклажедателю именно их. При хранении вещей с обезличением принятые на хранение вещи могут смешиваться с вещами того же рода и качества других по-клажедателей. Поклажедателю возвращается равное количество вещей того же рода и качества. При обезличенном хранении у хранителя возникает право собственности на переданные вещи, и вследствие этого риск случайной гибели или порчи обезличенных вещей будет лежать на хранителе. Другое дело, если случайной гибели подверглись все хранимые вещи в целом.

При хранении вещей с обезличением родовые вещи должны, если это установлено законодательными актами или соглашением сторон, быть обособлены от вещей такого же рода и качества (п.2 статьи 771 ГК РК). Практическое значение такого договора хранения родовых вещей, на наш взгляд, заключается в том, что он по сути превращается в договор хранения индивидуально-определенных вещей (хотя в законе он и определяется как договор хранения с обезличением).

Заключение такого договора в некоторой степени снижает степень риска хранителя. Для поклажедателя он выгоден тем, что родовые вещи, качество которых проверено им лично, не будут смешиваться с другими родовыми вещами и 'при возврате не будет риска передачи попорченных вещей (например зерна, строительных смесей, сахара, муки и т. д.). Кроме того, поклажедатель обеспечит для себя реальную возможность возврата сданных на хранение вещей по первому требованию, тогда как обезличенные вещи могут быть переданы для выполнения обязательств перед другими поклажедателями, и в момент требования таких вещей для возврата определенному поклажедателю, их может оказаться недостаточно.

Поклажедатель согласно устоявшейся практике и доктринальным взглядам обязан предупредить хранителя о свойствах имущества и особенностях ее хранения. К сожалению, данная обязанность прямо не предусмотрена нормами ГК, хотя это и требуется. В нашем законодательстве наблюдается определенный перекос. Одни договорные институты конкретизированы более чем подробно, другие, наоборот, испытывают недостаточность нормативного закрепления.

Косвенно обязанность поклажедателя сообщать о свойствах вещи вытекает из содержания статей 779 и 782 ГК; Попытаемся конкретизировать, в чем собственно заключается эта обязанность. Поклажедатель, сдающий обычные вещи (предметы домашнего обихода) на бытовое хранение может и не предупреждать хранителя о их типичных свойствах.

Однако, как только в требованиях по хранению вещи появятся такие из них, которые потенциально окажутся неизвестными хранителю, поклажедатель должен о них сообщить. Связано это с тем, что на практике редко заключаются подробные договоры хранения и, как правило, от бытового хранителя будет требоваться то усердие (хозяйственная предусмотрительность), которое он проявлял бы по отношению к своим вещам. Раз у него в хозяйстве не окажется точно такой же вещи, как и сданная на хранение, требующая такого же ухода, то хранитель и не будет признан виновным в несохранности вещи.

Поклажедатель, сдающий имущество профессиональному хранителю, может быть "более спокоен". Профессиональный хранитель должен сам определить, какие условия хранения более всего оптимальны для хранения таких вещей, если он не имеет надлежащих условий хранения, то он должен информировать потребителя, а также и иного поклажедателя.

Сказанное не означает, что поклажедатель имеет право вводить хранителя в заблуждение насчет того, что сдается на хранение, не отвечать на вопросы хранителя о свойствах, в том числе особых вещей. Игнорирование требований хранителя об определенной упаковке вещей, сдаваемых на хранение, иной их подготовке к хранению также будет являться нарушением со стороны поклажедателя.

В ГК РФ имеются специальные нормы, касающиеся хранения вещей с опасными свойствами (статья 894), аналогичные нормы имеются и в ГК Кыргызской Республики (статья 888). Их отсутствие в нормах, посвященных хранению, в ГК РК не означает, что данные отношения никак не регламентируется.

Во-первых, в соответствии с п. п. 1,2, п.б) п.п. 6, 7, 14, 43, 50 п.1 статьи 9 Закона Республики Казахстан "О лицензировании" определяется, что предпринимательская деятельность, в том числе хранение, касающаяся использования взрывчатых, радиоактивных, ядовитых и иных опасных веществ (вещей), требует особого разрешения на этот счет (лицензии).

Во-вторых, тот субъект, который является собственником опасных вещей, владельцем источника повышенной опасности, будет нести деликтную ответственность перед хранителем (речь идет о применении аналогии закона). Сказанное не относится к профессиональному хранению. Отвечая соответствующим требованиям, он обязан обеспечить сохранность даже опасных вещей и несет все связанные с этим риски. Перед третьими лицами в качестве владельца источника должен отвечать непосредственно хранитель. Возможность предъявления регрессного иска (полного или частичного) к собственнику будет зависеть от того, профессионал или нет хранитель, сообщил или нет поклажедатель об опасных свойствах вещей и должен ли был о них знать хранитель.

В-третьих, когда опасные вещества грозят причинить вред и избежать его иным образом нельзя, применимы нормы о причинении вреда в состоянии крайней необходимости (речь идет об уничтожении опасных вещей).

Требуется выработать определенную судебную практику, направленную на то, чтобы в случаях, когда уничтожение опасных вещей производилось в интересах непрофессионального хранителя или третьего лица, на них не возлагалось возмещение вреда. Если уничтожение опасных веществ в своих интересах или интересах третьих лиц произвел профессиональный хранитель, требуется дифференцированный подход. В зависимости от ситуации частично или водностью возмещение вреда должно быть возложено на профессионального хранителя, поскольку он, как уже отмечалось, несет риски, связанные с хранением.

В целом природа указанных отношений больше подходит под регулирование их нормами деликтного права. Именно они позволят разносторонне учесть степень виновности, противоправности каждого участника отношений, а также объем и характер возмещения вреда. С учетом сказанного можно отметить, что подход казахстанского законодателя к решению этих вопросов представляется даже более удачным.

Поклажедатель, если иное не предусмотрено законодательством, договором или обычаями делового оборота, обязан выплатить хранителю вознаграждение. Размер вознаграждения, как и по другим договорам, определяется в первую очередь соглашением сторон. В тех случаях, когда хранителем является предприниматель, в частности ломбарды, а поклажедателем потребитель, и в иных предусмотренных законодательством случаях, размер вознаграждения может определяться таксами, ставками, тарифами.

Цена, также как и по многим возмездным договорам, по договору хранения не является его существенным условием. Отсутствие в договоре указания на размер вознаграждения не влияет, как правило, на действительность договора хранения. Размер вознаграждения в таких случаях будет определяться исходя из обычно взимаемого в аналогичных условиях вознаграждения. По общему правилу вознаграждение хранителю выплачивается на разовой основе, по истечении срока договора хранения. Иной порядок выплаты вознаграждения, в том числе его форма, иная чем денежная, может предусматриваться законодательными актами или соглашением сторон. Когда предусмотрена оплата периодами, то вознаграждение выплачивается частями по истечении каждого периода. Если хранение прекращается до истечения определенного в договоре срока хранения, то хранителю должна быть выплачена соразмерная часть вознаграждения. Если основанием досрочного прекращения договора явились противоправные действия поклажедателя, то по логике вещей хранитель должен сохранить право на получение вознаграждения в полном объеме.

Еще одна обязанность поклажедателя тесно связана с его обязанностью по выплате вознаграждения. Он обязан по истечении срока договора или при наступлении иных оснований прекращения договора забрать вещь, сданную на хранение. Договором может быть предусмотрена обязанность поклажедателя забрать вещь на время, когда к примеру в помещениях хранителя производится ремонт.

В некоторых случаях поклажедатель может иметь интерес в получении вещи, но не выполнить свою обязанность по выплате вознаграждения. Тогда хранитель может применить оперативную санкцию- удержание вещи, а поклажедатель на время лишиться возможности обладания вещью. Таким образом, можно сделать вывод, что получение вещи одновременно является и правом и обязанностью поклажедателя.

Если рассматривать получение вещи в аспекте обязанности поклажедателя, то можно отметить, что он несет неблагоприятные последствия, связанные с ее ненадлежащим выполнением. Например, поклажедатель может уже не нуждаться в услугах хранения, однако, если она остается у хранителя, поклажедатель обязан уплатить хранителю вознаграждение за дальнейшее хранение в прежнем размере.

Поклажедатель должен возместить хранителю расходы по содержанию вещи. Эти расходы можно подразделить на обычные и чрезвычайные. Обычные расходы представляют собой необходимые для сохранения сданной на хранение вещи (затраты), фактически произведенные хранителем. Если иное не предусмотрено договором, расходы по хранению включаются в сумму вознаграждения. Они также могут учитываться и отдельно. При безвозмездном хранении поклажедатель обязан возместить только затраты на хранение.

На практике часто встречаются случаи, когда предприниматели закладывают в себестоимость хранения те или иные затраты. Если они хранителем фактически не производились, то поклажедатель имеет право требовать, что необоснованно выплаченные суммы были возвращены или засчитаны в качестве оплаты за будущие периоды хранения.

Расходы могут складываться из арендной платы, которую хранитель уплачивает за склад, который арендует для собственных нужд, а свободные площади использует в качестве хранилища. В таком случае расходы должны исчисляться из общей суммы арендной платы за помещение пропорционально площади, отведенной под хранение вещей конкретного поклажедателя. С учетом пожеланий клиентов-поклажедателей, которые попросили хранителя приспособить хранилище под хранение определенных товаров, хранитель может произвести затраты по установке вентиляционных, отопительных систем и т.д. В таких случаях затраты хранителя должны быть признаны необходимыми. Однако компенсация их отдельным поклажедателям должна производиться с учетом продолжительности и объема хранения его товаров (вещей), той дополнительной выгоды, которую он извлекает вследствие этого. Это свидетельствует о том, что понятие необходимые затраты является неоднородным. В некоторых случаях оно может включать в себя очевидные и действительно необходимые затраты. А если высказано пожелание хранителя по принятию дополнительных мер, улучшающих качество хранения, и оно согласовано с хранителем, к их числу могут быть отнесены те, которые в обычных условиях и не предполагались бы.

Калькуляцию расходов по хранению, исходя из существа обязательства хранения, должен составлять хранитель. Законодательством на этот счет могут быть установлены иные правила. В частности, в соответствии с п. 4 Инструкции о порядке и условиях хранения арестованного имущества, возмещение расходов за хранение арестованного имущества производится по расчету, составленному судебным исполнителем. Он ,как было отмечено ранее, заключает договор хранения в качестве поклажедателя. В случае несогласия хранителя с расчетом затрат на хранение, составленным судебным исполнителем, он может оспорить его в установленном (претензионном и судебном) порядке.

Чрезвычайные затраты не планируются заранее. Вследствие этого предполагается, что чрезвычайные расходы в сумму вознаграждения или в состав расходов, предусмотренных договором, не включаются. Если хранение обычно связано с риском возникновения неожиданных затрат или же поклажедатель сам хочет застраховать себя от непредвиденных затрат, то стороны могут в договоре заранее определить предельную сумму, которая может быть отнесена на непредвиденные (чрезвычайные) затраты. Тогда та часть чрезвычайных затрат, которая не покрыта согласованной суммой, будет отнесена на счет хранителя (его риск). Такой расклад прав и обязанностей, конечно, возможен в предпринимательских договорах хранения.

Действуя в чрезвычайных условиях, хранитель как бы оказывается в роли лица, действующего без поручения. Отличие правового положения хранителя в том, что в силу договора он, как правило, обязан предпринять необходимые чрезвычайные меры. Об этом мы также говорили ранее. Если есть возможность, он должен согласовать эти меры и их потенциальную (приблизительную), а если имеется возможность, точную затратность с поклажедателем. В последнем случае эти затраты будут приравнены к необходимым затратам, а договор хранения в определенной части будет изменен.

Действуя в неотложной ситуации, хранитель, не имея возможности уведомить поклажедателя, может самостоятельно определить, какие чрезвычайные затраты следует произвести. Впоследствии хранитель может столкнуться с практической трудностью доказывания необходимости затрат и их размера.

При первой возможности он должен согласовать дальнейшие чрезвычайные затраты с поклажедателем.

По истечении срока хранения, предусмотренного договором, или разумного срока времени, который предоставляется хранителем поклажедателю для получения вещи, сданной на бессрочное хранение (до востребования), поклажедатель обязан взять обратно сданную на хранение вещь. Поклажедатель обязан совершить указанное действие в согласованный день либо час (часы). В тех случаях, когда хранение осуществляется организациями с определенным распорядком функционирования, поклажедатель обязан получить вещь в рабочее время организации-хранителя.

Из содержания договора (существа обязательства) может следовать, что окончание срока его действия однозначно влечет за собой его прекращение и что возобновление договора не допускается. Например, хранение спорных вещей, хранение потребляемых вещей и т.д. объективно влечет за собой невозможность дальнейшего продолжения договора. При отсутствии таких обстоятельств возможно дальнейшее продолжение договорных отношений. Для этого важно совершение хранителем конклюдентных действий, свидетельствующих о том, что он не возражает против действия договора. Если предполагаемое поклажедателем продление (пролонгация) договора состоялось, то к поклажедателю уже не могут быть применены меры воздействия или же их применение окажется неправомерным.

Упомянутые меры воздействия заключаются в следующем. К поклажедателю, уклоняющемуся от обратного получения вещи, применяются репрессивные меры воздействующие на право собственности поклажедателя. Вещь по-клажедателя изымается помимо его воли. Кроме того, происходит в целом воздействие на имущественную сферу поклажедателя. С него взыскиваются причитающиеся суммы вознаграждения и затрат по хранению имущества, также к нему применимы санкции договорной ответственности, в виде взыскания убытков, причиненных просрочкой должника-поклажедателя, а в некоторых случаях в виде взыскания неустойки. Следует отметить, что суммарный (имущественный) эффект от применения всех перечисленных мер, конечно же, не может превышать фактического размера обязательств (включая ответственность) поклажедателя перед хранителем.

Основанием применения мер, содержание которых уже раскрыто нами, является очевидное (доказуемое) уклонение поклажедателя от получения своей вещи. Например, он был письменно уведомлен хранителем о том, что договор хранения возобновлен не будет, он знал или должен был знать об этом и т. д. При уклонении поклажедателя после предупреждения (закон не конкретизирует форму предупреждения, это должно быть сделано в договоре) не менее чем за месяц хранитель вправе требовать реализации вещи в порядке, предусмотренном Гражданским процессуальным кодексом Республики Казахстан.

В случаях, предусмотренных законодательными актами или договором, хранитель может быть наделен правом обратить взыскание на хранившуюся вещь в внесудебном порядке. Во всех случаях суммы, вырученные от реализации вещи (вещей), должны быть переданы поклажедателю за вычетом сумм, причитающихся хранителю.