Вы здесь

Бородино

Гениальное стихотворение М.ЮЛермонтова, напи­санное в 1837 году, — это поэма о бессмертном народном подвиге. И вместе с тем это слово грусти и тоски о прошедших невозвратимых героических днях.

Историческое значение «Бородино» состоит в том, что в этом произведении со всей настойчивостью, со всей поэтической определенностью поэт утверждает мысль о народе как главном деятеле всемирной истории.

У Лермонтова о подвиге народа, о великом историчес­ком сражении рассказывает рядовой участник боя, простой солдат. И — главное — его рассказ, простой и непосредст­венный, всегда на высоте происшедшего. В рассказе сол­дата подвиг народа не только не снижен в своем значении, не только не распался на «случаи» и частности, а, наоборот, обрел удивительную цельность. В нем отдельное, частное объединено общей идеей.

Ребята! Не Москва ль за нами? Умремте ж под Москвой, Как наши братья умирали!

Эта патриотическая идея, освещая весь рассказ солда­та, дает содержание и смысл происходящему.

Будучи рассказом рядового участника событий о вели­ком историческом свершении, «Бородино» Лермонтова является автобиографией народного подвига. Оно показы­вает одновременно, как возросло народное самосознание, как народ включается в историческую работу мышления, как глубоко и верно осмысливает он историю и чувствует биение ее пульса. Солдат сумел в своем рассказе увидеть не просто батарею, на которой был, и не только один участок боя. Самое поразительное у лермонтовского сол­дата — это то, что он видит все — видит историю. Но не с командного пункта и не с вершины вечности, а со своей батареи.

В этом и состоит философское значение поэмы Лер­монтова как поэмы о народном самосознании.

Поэт полностью перевоплотился в простого батарейца Бородинской битвы. Ни тени фальши, ни малейшей на­тяжки, ничего навязанного, ничего навязчивого — все святая простота, правда, естественность.

Солдат-рассказчик Лермонтова говорит и от своего имени, и от имени всей армии, от имени страны. Это закреплено еле уловимыми переходами от «я» к «мы», что относится к высшим художественным достижениям поэта и поэзии: простое «я» рассказчика перерастает в «мы», не теряя себя и не растворяясь в нем. Лермонтов это делает с максимальным психологическим тактом и абсолютным чувством происходящего:

Забил снаряд я в пушку туго,

И думал: угощу я друга!

Постой-ка, брат, мусъю!

Что тут хитрить, пожалуй к бою...

И в эту же секунду произошло чудесное перевоплоще­ние: «я» рассказчика слилось с массой атакующих:

Уж мы пойдем ломить стеною, Уж постоим мы головою За родину свою!

И в этих переходах, в их естественности ощущаешь единство армии, полное взаимное доверие и взаимное ручательство одного за всех и всех за одного, что характерно для психологии солдата народной освободительной войны.

В этой поэме замечательно все — как целое, так и любая частность.

Прилег вздремнуть я у лафета, И слышно было до рассвета, Как ликовал француз...

Здесь в одном слове вся история наполеоновской армии, все психология наполеоновского солдата, привы­кшего и приученного к легким победам и быстрым захватам чужого добра, — и в этом «ликовал» уже чувствуется, как поведет себя наполеоновский солдат в Москве.

Кликам ликования наполеоновских солдат Лермонтов противопоставил святую решимость русского солдата сра­жаться насмерть, до последнего.

Но тих был наш бивак открытый: Кто кивер чистил весь избитый, Кто штык точил, ворча сердито, Кусая длинный ус.

Поэт из чисто внешних деталей создал картину психо­логического перенапряжения солдата перед смертным, не­отвратимым боем.

Это — уже чисто толстовская черта художественного изображения. И когда мы читаем о том, что Лев Толстой сказал: «Бородино» Лермонтова — зерно «Войны и мира», то это надо понимать и в идейном, и в художественном смысле.

Необходимо еще сказать о чуткости поэта к характеру войны. В «Бородине» поэт рисует войну справедливую, национальную, освободительную. Это определяет все про­порции изображения, краски, целое и детали. В поэме не раз повторено слово «русский»: «русские штыки», «русский бой удалый, наш рукопашный бой»; слово «родина» звучит как призыв к битве; и над всем как оправдание неисчис­лимых потерь и жертв — образ Москвы, олицетворяющей всю страну.

Значение этой поэмы Лермонтова и для литературы, и для общественной мысли России переоценить невозмож­но.

Предмет: