Вишневый сад

Пьеса «Вишневый сад» (1903 г.) — последнее произве­дение А.П.Чехова, завершающее его творческую биогра­фию.

Действие пьесы, как сообщает автор первой же ремар­кой, происходит в имении помещицы Любови Андреевны Раневской, в имении с вишневым садом, окруженном тополями, с длинной аллеей, которая «идет прямо-прямо, точно протянутый ремень» и «блестит в лунные ночи».

Раневская и ее брат Леонид Андреевич Гаев — хозяева имения. Но они довели его своим легкомыслием, полней­шим непониманием реальной жизни до жалкого состоя­ния: предстоит продажа его с торгов. Разбогатевший крес­тьянский сын, купец Лопахин, друг семьи, предупреждает хозяев о предстоящей катастрофе, предлагает им свои проекты спасения, призывает их думать о грозящей беде. Но Раневская и Гаев живут иллюзорными представления­ми. Гаев носится с фантастическими проектами. Оба они проливают много слез о потере своего вишневого сада, без которого, как им представляется, они не смогут жить. Но дело идет своим чередом, происходят торги, и Лопахин сам покупает имение. Когда беда свершилась, выясняется, что никакой особенной драмы для Раневской и Гаева как будто не происходит. Любовь Андреевна возвращается в Париж, к своей нелепой «любви», к которой она и без того верну­лась бы, несмотря на все ее слова о том, что она не может жить без родины. Леонид Андреевич тоже примиряется с происшедшим. «Ужасная драма» для ее героев не оказыва­ется столь тяжелой по той простой причине, что у них вообще не может быть ничего серьезного, ничего драмати­ческого. Такова комедийная, сатирическая основа пьесы.

• Интересен способ, с помощью которого Чехов подчер­кивал призрачность, несерьезность мира Гаевых-Ранев-

ских. Он окружает этих центральных героев комедии пер­сонажами, отражающими комическую никчемность глав­ных фигур. Фигуры Шарлотты, конторщика Епиходова, лакея Яши, горничной Дуняши — это карикатуры на «господ».

В одинокой, нелепой, ненужной судьбе приживалки Шарлотты Ивановны есть сходство с нелепой, ненужной судьбой Раневской. Обе они относятся сами к себе как к чему-то непонятно-ненужному, странному, и той и другой жизнь представляется туманной, неясной, какой-то при­зрачной. Как и Шарлотте, Раневской тоже «все кажется, что она молоденькая», и живет Раневская как приживалка при жизни, ничего не понимая в ней.

Замечательна шутовская фигура Епиходова. Со своими «двадцатью двумя несчастьями» он тоже представляет собой карикатуру — и на Гаева, и на помещика Симеоно-ва-Пищика, и даже на Петю Трофимова. Епиходов — «недотепа», употребляя любимое присловье старика Фирса. Один из современных Чехову критиков правильно указы­вал, что «Вишневый сад» — это «пьеса недотепов». Епихо­дов сосредотачивает в себе эту тему пьесы. Он душа всякого «недотепства». Ведь и у Гаева, и у Симеонова-Пищика тоже постоянные «двадцать два несчастья»; как и у Епиходова, у них ничего не выходит из всех их намерений, на каждом шагу преследуют комические неудачи.

Симеонов-Пищик, постоянно находящийся на грани полного банкротства и, запыхавшись, бегающий по всем знакомым с просьбой дать денег взаймы, тоже представляет собой «двадцать два несчастья». Борис Борисович — чело­век, «живущий в долг», как говорит Петя Трофимов о Гаеве и Раневской; эти люди живут на чужой счет — на счет народа.

Петя Трофимов не принадлежит к числу передовых, умелых, сильных борцов за грядущее счастье. Во всем его облике чувствуется противоречие между силой, размахом мечты и слабостью мечтателя, характерное для некоторых чеховских героев. «Вечный студент», «облезлый барин», Петя Трофимов чист, мил, но чудаковат и недостаточно силен для великой борьбы. В нем есть черты «недотепства», свойственные почти всем персонажам этой пьесы. Но все то, что он говорит Ане, дорого и близко Чехову.

Ане всего семнадцать лет. А молодость для Чехова не только биографически-возрастной признак. Он писал: «... Ту молодость можно принять здоровою, которая не мирится со старыми порядками и глупо или умно борется с ними — так хочет природа и на этом зиждется прогресс».

У Чехова нет «злодеев» и «ангелов», он не разграничи­вает даже героев на положительных и отрицательных. В его произведениях сплошь и рядом встречаются «хорошие пло­хие» герои. Такие непривычные для прежней драматургии принципы типологии и приводят к появлению в пьесе характеров, сочетающих в себе противоречивые, более того — взамоисключающие черты и свойства.

Раневская непрактична, эгоистична, она мелка и пошла в своем любовном увлечении, но она и добра, отзывчива, в ней не увядает чувство красоты. Лопахин искренне хочет помочь Раневской, выражает ей неподдель­ное сочувствие, разделяет ее увлеченность красотой виш­невого сада. Чехов подчеркивал в письмах, связанных с постановкой «Вишневого сада»: «Роль Лопахина централь­ная... Ведь это не купец в пошлом смысле слова... Это мягкий человек... порядочный человек во всех смыслах, держаться он должен вполне благопристойно, интелли­гентно, не мелко, без фокусов». Но этот мягкий человек — хищник. Петя Трофимов так разъясняет Лопахину его жизненное назначение: «Вот как в смысле обмена веществ нужен хищный зверь, который съедает все, что попадается ему на пути, так и ты нужен». И этот мягкий, порядочный, интеллигентный человек «съедает» вишневый сад...

Вишневый сад выступает в пьесе и олицетворением прекрасной творческой жизни, и «судьей» персонажей. Их отношение к саду как к высшей красоте и целеустремлен­ность — вот авторская мера нравственного достоинства того или иного героя.

Раневской не дано спасти сад от гибели, и не потому, что она оказалась не в состоянии превратить вишневый сад в коммерческий, доходный, каким он был лет 40—50 назад... Ее душевные силы, энергию поглотила любовная страсть, заглушив ее природную отзывчивость на радости и беды окружающих, делая ее равнодушной и к конечной судьбе вишневого сада, и к судьбе близких людей. Ранев­ская оказалась ниже идеи Вишневого сада, она предает ее.

Именно в этом и состоит смысл ее признания, что без бросившего ее в Париже человека она жить не может: не сад, не поместье средоточие ее сокровенных помыслов, надежд и стремлений. Не поднимается до идеи Вишневого сада и Лопахин. Он сочувствует и переживает, но его волнует лишь судьба владелицы сада, сам же вишневый сад в планах предпринимателя обречен на гибель. Именно Лопахин доводит до логического конца действие, разви­вающееся в своей кульминационной непоследовательнос­ти: «Наступает тишина, и только слышно, как далеко в саду топором стучат по дереву».

И.А.Бунин порицал Чехова за его «Вишневый сад», поскольку в России нигде не было садов сплошь вишневых, а были смешанные. Но чеховский сад — не конкретная реальность, а символ мимолетной и в то же время вечной жизни. Его сад — один из сложнейших символов русской литературы. Скромное сияние вишневых соцветий — сим­вол юности и красоты; описывая в одном из рассказов невесту в венчальном наряде, Чехов сравнил ее с вишневым деревцем в цвету. Вишневое деревце — символ красоты, добра, человечности, уверенности в завтрашнем дне; этот символ заключает в себе только положительный смысл и не имеет никаких отрицательных значений.

Чеховские символы преобразили древний жанр коме­дии; ее нужно было ставить, играть и смотреть совсем не так, как ставились комедии Шекспира, Мольера или Фон­визина.

Вишневый сад в этой пьесе — меньше всего декорация, на фоне которой философствуют, мечтают, ссорятся пер­сонажи. Сад — олицетворение ценности и смысла жизни на земле, где каждый новый день ответвляется от минув­шего, как молодые побеги идут от старых стволов и корней.

Предмет: