Вы здесь

Общественно-политическая жизнь

Хозяйственные трудности после гражданской войны усугублялись в начале 20-х гг. голодом, охватившим значительную часть территории Казахстана, антисоветскими вооруженными выступлениями крестьян, недовольных проведением в 1921 г. Хлебной разверстки. Эти выступления охватили районы Уральской, Букеевской, Семипалатинской, Акмолинской губернии и полуострова Мангистау. Основную силу антисоветских выступлений составляли кулацкие элементы, атаманско-эксплуататорская верхушка казачьих станиц, остатки разгромленных в ходе гражданской войны белогвардейцев и их союзников. К вооруженным антисоветским движениям была привлечена и определенная часть казахского и переселенческого трудового крестьянства.

Действия вооруженных антисоветских отрядов мешали проведению новой экономической политики и деятельности партийных организаций, советских и хозяйственных органов на местах. Многие трудоспособные люди города, аула и деревни привлекались в ряды особого назначения (ЧОН) для подавления антисоветских вооруженных выступлений.

 Лишь отмена продразверстки способствовала тому, что антисоветские вооруженные выступления к концу 1921- началу 1922 гг. постепенно прекратились.

 В истории общественно-политической жизни края видное место занимает Первая казахстанская областная партийная конференция (июнь 1921 г.). Она наряду с важнейшими вопросами экономики обсудила проблемы общественно- политической жизни: национальный вопрос, очередные задачи партийного и советского строительства и др.

Состоявшийся в октябре 1921 г. Второй всеказахстанский съезд Советов задачу советского строительства в ауле определил как ударную.

 Важное место в общественно-политической жизни Казахстана 20-х гг. занимали массовые крестьянские организации: союз Кошчи (Жарлы, Кедей), комитеты крестьянской общественной взаимопомощи (Крестомы) и примыкавший к ним союз сельскохозяйственных и лесных рабочих (Рабземлес). Все эти организации, в первую очередь союз Кошчи, являлись связующими звеньями между советской властью и Коммунистической партией, с одщной стороны, и многомилионными массами трудового крестьянства – с другой.

 Массовые крестьянские организации работали в тесном контакте с местными, в первую очередь аульно-сельскими Советами.

 Массовые крестьянские организации принимали активное участие в осуществлении земельно-водной реформы начала 20-х гг. в Семиречье и Сырдарьинской области, в проведении мер по землеустройству казахского населения в левобережной пойме р. Иртыш в Семипалатинской губернии, направленные на ликвидацию остатков колониализма в земле- и водопользовании. Они сыграли большую роль в переделе пахотных и сенокосных угодий в казахском ауле в 1926 – 1927 гг., в проведении конфискации имущества и выселении крупных баев-полуфеодалов в 1928 г..

Для удовлетворения нужд своих членов крестьянские организации Казахстана имели право брать в аренду различные предприятия. Предприятия, взятые крестьянскими организациями, освобождались от всех налогов и сборов. На свои средства они содержали десятки красных юрт и чайхан, дома декханина, являвшиеся специфическими культурно-просветительными учреждениями.

 Созидательная деятельность массовых крестьянских организаций была прервана в конце 20 – начале 30-х гг. В связи с началом “сталинской коллективизации” и сужением демократии массовые крестьянские организации, в первую очередь союз Кошчи (Кедей), были распушены, а их имущество и предприятия переданы в неделимый фонд колхозов.

 Трагической особенностью общественно-политической жизни Казахстана середины 20-х гг. являлось то, что с этого времени идеологический аппарат сталинизма начал проводить широкомасштабные мероприятия, направленные на искоренение исторической памяти народов и физическое уничтожение носителей этой памяти – видных представителей национальной интеллигенции. Известно, что народы Советского Востока, частично Поволжья, в течение многих столетий пользовались арабским алфавитом. В конце 20-х гг. по приказу сверху он был заменен на латинский, а в 1940 г. – на кириллицу.

 С укреплением тоталитарного режима постепенно усилились политические преследования участников партии “Алаш”, а также руководящих работников республики.

 Политика давления на республику усилилась и приняла особенно жесткую линию с приходом Ф.И.Голощекина, направленного в сентябре 1925 г. На пост первого секретаря Казрайкома ВКП(б). Ф.И.Голощекин был избран в состав крайкома и его секретарем методом кооптации.

 Немалый “вклад” в нагнетание истерии о националистах и национал-уклонистов и преследование местных кадров внес и Н.И.Ежов.

 Одновременно было сломлено сопротивление крупных ответственных работников, не согласных с голощекинско-сталинской моделью “преобразований” в Казахстане. Под различными предлогами в 1927 – 1929 гг. из республики были удалены видные государственные и общественные деятели Казахстана Н.Нурмаков, Т.Рыскулов, С.Ходжанов, М.Мурзагалиев.

 К концу 20-х годов нагнетание обстановки и подозрительности стали всеобщими. Нарастание борьбы в центре с троцкиско-зиновьевской оппозицией и “правыми оппортунистами” в национальных республиках проявилось в форме репрессий представителей национально-освободительного движения. В конце 1928 г. по ложному обвинению были арестованы 44 человека из числа так называемых ”буржуазных националистов” – бывших деятелей “Алаш-Орды”. Другая группа национальной интеллигенции (около 40 чел.) была арестована в сентябре – октябре 1930 г. Вскоре 15 из них были сосланы в Центрально-Черноземную область России. Почти все они были репрессированы в 1937 – 1938 гг.

 В конце 20-х – начале 30-х гг. по мере обострения кризиса в социально- экономическом развитии СССР, широкие масштабы приобрели поиски подрывных антисоветских элементов и подпольных организаций. По аналогии с центром (судебные процессы над участниками “промпартии”, “крестьянской партии” и т.д.) в Казахстане начались поиски врагов в национальном варианте. Случайные аварии на шахтах и предприятиях, падеже скота в колхозах и совхозах, пожары и другие стихийные бедствия объяснялись происками классовых врагов и соответственно этому фабриковались уголовные дела врагов народа и подрывных антисоветских организаций.

 Одновременно проводились чистки в партийных организациях. Все, кто не внушал доверия или когда-то ошибался безжалостно изгонялись из рядов ВКП(б). Основными пунктами обвинения были принадлежность или сочувствие троцкизму, правым и “национал-уклонистам”. В период репрессий 1937 – 1938 гг. из ВКП(б) было исключено 9223 коммуниста.

 В обстановке страха и истерии проходило обсуждение проекта новой Конституции СССР, которая была принята на Чрезвычайном VIII Всесоюзном съезде Советов 5 декабря 1936 г. Согласно новой Конституции СССР, Казахская АССР была преобразована в союзную республику. 26 марта 1937 г. Чрезвычайный Х съезд Советов Казахстана утвердил Конституцию Казахской ССР. 12 декабря 1937 г. состоялись выборы в Верховный Совет республики.

 Однако эти государственные акты продолжали сопровождаться трагическими событиями: начавшиеся в начале 1937 г. политические репрессии охватили всю страну. В декабре 1936 г. на Пленуме ЦК ВКП(б), а затем на февральско-мартовском Пленуме 1937 г. была дана установка ЦК ВКП(б), И.В.Сталина и его окружения о необходимости “искоренения и уничтожения двурушников”, всех врагов народа.

 Большой резонанс получил судебный процесс над руководящими партийно-советскими работниками бывшего Каркаралинского округа А.Асылбековым, Н.Нурсеитовым, М.Гатауллиным и другими, состоявшийся в ноябре 1937 г. в Караганде. Однако судьбы основной массы “врагов народа” решались на заседаниях тройки Военной коллегии Верховного Суда СССР.

 В 1937 – 1938 гг. по ложному обвинению были репрессированы видные государственные и общественные деятели Казахстана Т.Рыскулов, Н.Нурмаков, С.Ходжанов, У.Кулумбетов, У.Джандосов, А.Досов, А.Асылбеков, Ж.Садвакасов, Л.Мирзоян, А.Сафарбеков, Ж.Султанбеков, Т.Жургенов, Н.Сыргабеков, З.Торегожин и многие другие. Невосполнимую епотерю понесли казахская наука и культура. Жертвами репрессий стали А.Букейханов, А.Байтурсынов, М.Дулатов, М.Жумабаев, С.Сейфуллин, И.Джансугуров, Б.Майлин, С.Асфендияров, К.Жубанов, Ж.Шанин, Т.Шонанов, К.Кеменгеров.

 Таким образом, в конце 20-х – 30-х гг. тоталитарный режим утвердился во всех сферах общественно-политической жизни. Его проявления в Казахстане приняли особенно уродливые формы, сопровождаясь трагическими событиями периода насильственно коллективизации и политических репрессий 1937 – 1938 гг. Социально-экономические преобразования в крае, придание Казахстану статуса союзной республики, успехи в области культурного строительства народного образования и науки проходили под жестким идеологическим прессом тоталитарного режима. Все это предопределило дальнейшее развитие Казахстана в составе СССР.