Вы здесь

Понятие и признаки преступления

Понятие и признаки преступления

В отличие от большинства западноевропейских стран, в уго­ловном праве которых распространено формальное определение ­понятия преступления, для отечественного уголовного права традиционным является его материально-формальное определение как общественно опасного деяния, запрещенного уголовным законом. Если при формальном определении понятия преступления акцент делается на формальном признаке противоправности деяния, то при материальном определении наряду с формальным признаком обязательным является материальный – общественная опасность действия или бездействия.

Определение понятия преступления дается в статье 9 Уголовного кодекса Республики Казахстан: «Преступлением признается совершенное виновно общественно опасное деяние (действие или бездействие), запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания».

И з данного определения видно, что преступление характеризуется рядом обязательных признаков. Это – общественная опасность деяния, его противоправность, виновность и наказуемость. Только при наличии всех указанных признаков в совокупности деяние может быть признано преступлением.

Первый признак преступления – его общественная опасность . Общественная опасность – это объективное свойство деяния (действия или бездействия) реально причинять существенный вред охраняемым уголовным законом общественным отношениям или создавать угрозу причинения такого вреда.

Именно общественная опасность (вредоносность) действия или бездействия берется во внимание законодателем при решении вопроса о криминализации или декриминализации деяния. Только в том случае целесообразно устанавливать уголовную ответственность за те или иные деяния, если они объективно общественно опасны. Но даже если законодатель сочтет необходимым установить в уголовном законе запрет на то или иное поведение, это еще не значит, что конкретное действие или бездействие, подпадающее под признаки деяния, указанного в законе, всегда ­является преступным. Важно установить, что именно инкриминируемое виновному деяние общественно опасно. Согласно части второй статьи 9 УК «не является преступлением действие или бездействие, хотя фор­мально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного Особенной частью настоящего Кодекса, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности, то есть не причинившее вреда и не создавшее угрозы причинения вреда личности, обществу или государству».

Нельзя сказать, что общественная опасность – свойство, присущее только преступлению. Административные правонарушения, например, также способны причинить вред личности, обществу или государству. Однако степень их общественной опасности (вредоносности) значительно ниже. Отграничивая преступления от иных правонарушений, законодатель обычно указывает в

диспозициях статей Особенной части УК признаки, характеризующие последствия преступных деяний. Так, для привлечения к уголовной ответственности по статье 277 УК за нарушение экологических требований к хозяйственной и иной деятельности необходимо, чтобы такое нарушение повлекло существенное загрязнение окружающей среды, причинение вреда здоровью человека, массовую гибель животного или растительного мира и иные тяжкие последствия, а по части первой статьи 296 УК за нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств лицом, управляющим транспортным средством, – причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью человека. При отсутствии указанных последствий или при наличии иных, менее тяжких последствий (например, причинение легкого вреда здоровью в результате нарушения правил дорожного движения лицом, управляющим транспортным средством) деяния при соответствующих условиях влекут ответственность в административном порядке.

В торым в порядке рассмотрения, но не по значению, обязательным признаком преступления является уголовная противоправность, то есть запрещенность деяния уголовным законом. Противоправность – это, как уже говорилось, формальный признак преступления. В отечественной юридической литературе советского периода отстаивался приоритет материального признака над формальным, что, по мнению авторов, свидетельствовало о преимуществе марксистско-ленинского понимания преступления. На наш взгляд, в новых условиях, когда принцип законности становится краеугольным камнем в фундаменте возводимого здания правового государства, формальный признак преступления по своей важности нисколько не уступает материальному. Оба эти признака довольно тесно ­взаимосвязаны и ­взаимообусловлены. Законодатель обычно устанавливает уголовно-правовой запрет на такое деяние , которое общественно опасно и, как правило, когда общественная опасность утрачивается, отменяется и его уголовно-правовой запрет (деяние декриминализируется). Между тем, встречаются и несовпадения. Это не только рассмотренные выше случаи, когда предусмотренное уголовным законом действие или бездействие в силу малозначительности не представляет общественной опасности, но и эксцессы, объективно причиняющие вред , причем не исключено и довольно существенный, тем или иным общественным отношениям, но эти общественные отношения не защищены уголовным законом, то есть не установлен запрет на причинение им вреда. В обоих случаях деяние не может быть приз­нано преступным.

Надо иметь в виду, что о преступлении может идти речь только в том случае, если запрет установлен именно уголовным законом. Противоречие деяния нормам других отраслей права не дает оснований для признания его преступным. Например, совершение на территории Республики Казахстан сделки в иностранной валюте запрещено законом о валютном регулировании, но в УК такое деяние не предусмотрено, а следовательно, подобное деяние непреступно. Видимо, желая особо подчеркнуть возрастание формального признака преступления в совре­менных условиях, законодатель в части первой статьи 9 УК дословно воспроизвел конституционную норму (подпункт 10 пункт 3 статьи 77 Конституции) о недопустимости применения уголовного закона по аналогии. Иными словами, на конституционном уровне закреплено классическое правило nullum crimmen sine legе (нет преступления без указания о том в законе).

Неразрывно с противоправностью связаны следующие два признака преступления: виновность и наказуемость.

Выделение законодателем виновности, то есть факта наличия в действиях лица вины , в самостоятельный признак преступления свидетельствует о значении, которое придается этому институту. Согласно части второй статьи 19 УК объективное вменение, то есть уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается. Виновным же в преступлении в соответствии с частью третьей той же статьи УК признается лишь лицо, совершившее деяние умышленно или по неосторожности . Поскольку виновность является одним из обязательных условий противоправности (уголовным законом запрещены исключительно виновные действия или бездействие), то отсутствие в действиях субъекта вины означает отсутствие в его деянии и признака уголовной противоправности.

Следующий признак преступления – уголовная наказуемость. Наличие уголовно-правового запрета, не подкрепленного угрозой применения наказания, не дает оснований утверждать, что запрещаемое деяние является преступным. Так, в Общей части УК установлен ряд запретов (на придание закону, устанавливающему преступность или наказуемость деяния, усиливающему ответственность или наказание или иным образом ухудшающему положение лица, совершившего это деяние, обратной силы и др.). Однако нарушения такого рода запретов не являются преступными, если они не подпадают под признаки преступления, предусмотренного, к примеру, статьей 350 УК (вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта).

Следует иметь в виду, что признаком преступления является именно наказуемость, то есть наличие в законе угрозы при­менения наказания, а не реальная наказанность деяния. Лицо, ­виновное в совершении конкретного общественно опасного, запрещенного ­уголовным законом под угрозой наказания деяния, может и не подвергнуться наказанию (вследствие истечения срока давности привлечения к уголовной ответственности, амнистии и пр.), но от этого совершенное деяние не перестает быть преступным.